Фотография: © Елена Афонина/ТАСС
Фотография: © Елена Афонина/ТАСС

В Карачаево-Черкесии работает единственная на Северном Кавказе горнолыжная школа для детей с ограниченными возможностями здоровья “Лыжи мечты”. Сложная реабилитация здесь становится увлечением

Раз в сезон одна из самых загруженных канатных дорог на курорте “Архыз” замедляет свой ход, а экстремалы на трассе становятся внимательнее. Вместе с ними по снежному склону на горных лыжах спускаются особенные дети. В этот раз приехали сразу пять ребят — Милана, Карим, Радима, Азнаур и Марат.

Марат и Абдурахман

“На первом занятии я, честно говоря, боялся вставать на лыжи. Но потом где-то к третьему дню привык и понял, что это не страшно, и даже в какой-то момент стал сам кататься. Тогда я испытал какие-то сверхъестественные эмоции, адреналин. Я никогда не думал, что буду ездить на лыжах, не предполагал, честно”, — рассказывает 12-летний Марат.

По словам Мариты Джемакуловой, у ее сына детский церебральный паралич (ДЦП), он не мог ходить, стоять. По этой программе Марат занимается уже третий год, и у него большой прогресс — теперь по дому он ходит самостоятельно. “После занятий мне становится легче, свобода в движениях появляется”, — делится он.

Тренер Марата — Абдурахман Хубиев объясняет, что ребенок хочет получить удовольствие от катания, а это сильная мотивация. “Такие дети отчасти разбалованы вниманием, привыкли, что все делают за них, а тут за тебя не покатаются, а ведь очень хочется. Поэтому он понимает: чтобы получить удовольствие от катания, надо поработать. Старается, мозг начинает посылать сигналы туда, где их раньше практически не было, и происходит невозможное, чудо”, — отмечает Хубиев.

Азнаур и Сергей Николаевич

Обычно ребенка с двигательными проблемами закрепляют с помощью сноу-слайдера. При спуске с обеих сторон конструкцию с ребенком катят два инструктора. Но Сергей Николаевич Каданцев занимается с 10-летним Азнауром четвертый сезон и уже не использует специальные устройства.

“Вот мой любимый Азнаур, когда он приезжает, я занимаюсь только с ним. Получается, я вместо слайдера: он стоит передо мной, а я сзади его держу и чувствую, когда Азнаур хочет катиться, когда устал. А ему подавай крутые спуски, скорость, и тогда он сразу на ножки становится, упирается, молодец парень. А это самое главное, ведь в обычной жизни он этого не делает”, — показывает тренер.

На пологих участках Азнауру уже скучновато, поэтому однажды с инструктором они уже спускались с высоты больше двух тысяч метров.

“После первых десяти занятий, когда они еще занимались со слайдером, Азнаурчик дал мне понять, что сам может держать ложку, и у него действительно получилось. А до этого я ложку в его руке фиксировала специальными лентами. Плюс он теперь держит корпус, поясничный отдел, вообще осанка выравнивается”, — рассказывает его мама Светлана Байрамкулова.

Лыжи помогают ходить и говорить

Программа “Лыжи мечты” работает на “Архызе” уже четвертый сезон. За это время реабилитацию здесь прошли более 30 детей. Они не только из Карачаево-Черкесии, но также из Москвы, Чечни, Дагестана, Ставрополья, Волгоградской и Ростовской областей.

“Когда я в первый раз услышала о “Лыжах мечты”, у меня сразу в голове возникла мысль: горы у нас есть, курорт есть, дети, которые нуждаются в таком проекте, тоже. Надо что-то делать”, — вспоминает Светлана Байрамкулова, которая также руководит в регионе общественной организацией по социальной поддержке и защите детей с инвалидностью “Мой Ангел”.

Чтобы запустить программу в своем регионе, они стали искать партнеров. В первую очередь вышли на Домбай, но там не нашли поддержки. “Тогда наш московский куратор Елена Казаченко встретила Андрея Кузнецова (учредителя школы горнолыжных инструкторов ООО “ПикЭкспириенс” на курорте “Архыз” — прим. ТАСС), и мы с ним нашли точки взаимопонимания. Они закупили оборудование — два слайдера, лицензию, обучили инструкторов, и начались занятия”, — говорит она.

Дети с родителями приезжают в “Архыз” каждый сезон, обычно во второй половине февраля и марте, когда склоны и инструкторы посвободнее. Нужно откатать не менее десяти занятий, тогда виден результат. Дети с ДЦП сложной формы начинают стоять и даже ходить, молчаливые ребята с аутизмом начинают разговаривать и проявлять эмоции, дети с синдромом Дауна учатся концентрации внимания.

Эта терапевтическая программа дорогостоящая. Но Светлане удается привлекать спонсоров, получать гранты, чтобы заниматься могли даже дети из малоимущих семей. В горнолыжной деревне стоит сразу несколько ящиков для сбора пожертвований на эти цели.

“Что-то все-таки хорошее делаю”

На “Архызе” с ребятами занимаются четыре опытных тренера-горнолыжника — Абдурахман Хубиев, Сергей Каданцев, Сергей Никитась и Елена Слонова. Их выбирали по двум критериям — профессионализм и личное желание. Они прошли специальную подготовку.

“Когда я подхожу к ребенку, здороваюсь, то в этот момент по тактильным ощущениям уже понимаю, где у него проблемы — в ногах, руках. Нас в том числе этому учили”, — поясняет Абдурахман.

Когда проект только запускали, он вызвался одним из первых. “Я сам пошел и записался, нас не обязывали. Выбирали из тех, кто уверенно стоит на лыжах, работает с детьми и имеет личное желание. Я просто понимаю, что что-то все-таки хорошее, полезное делаю, не хочется просто так жизнь прожить. А улыбка ребенка, тем более, когда ты понимаешь, что ее вызываешь ты, — это дорогого стоит”, — уточняет он.

Сергей Каданцев увлекается альпинизмом и лыжами еще с советских времен. После выхода на пенсию приехал на дачу в Архыз, а тут курорт как раз открылся, и он начал здесь работать с первых дней.

“Я здесь не заработка ради, я даже не знаю, сколько стоят мои услуги, просто прихожу и катаюсь ради удовольствия. Честно говоря, в моральном отношении видеть таких детишек тяжело. Но мне уже достаточно лет, у меня есть свои принципы, мы немного из другого времени, и у нас несколько иное отношение к людям, чем нынешнее торгашеское. Если у меня есть такая возможность помочь, почему этого не сделать?” — считает он.

“Прежде всего взрослых надо научить”

“Азнаур — наш первый ребенок. Когда он родился, мы с мужем поняли, что жизнь не будет прежней, что просто началась другая жизнь. Знаете, пока сам лично не столкнешься… В общем, в Карачаево-Черкесии это все смогло появиться благодаря ему, моему мальчику”, — рассказывает Светлана Байрамкулова.

От сервис-центра до канатки она несет сына на руках. Ей чем могут помогают две маленькие дочки, они вместе радуются успехам Азнаура. “Люди, наверное, смотрят, как я несу Азнаура, и думают: “Зачем такого ребенка сюда приносить?” А для него это социализация, общество, это очень важно”, — делится Светлана.

В этом году ее общественной организации исполняется пять лет. Они открыли центр развития детей-инвалидов “Мой Ангел” в микрорайоне Московском города Усть-Джегута и намерены сделать такие же центры в каждом районе Карачаево-Черкесии.

“Вот разговоры идут о толерантности. Знаете, если дети с садика растут с таким особенным ребенком, видят, как он на равных катается с горнолыжного склона, то они это воспринимают как обычное явление, нет отторжения и отвращения. Ребенок перенимает негативное отношение к таким детям только от своих родителей. Поэтому прежде всего взрослых надо научить принимать наших детей такими, какие они есть, и, надеюсь, наш проект делает их и в целом мир добрее”, — отмечает Светлана Байрамкулова.

 

Источник