© / Виктор Осин / АиФ
© / Виктор Осин / АиФ

С сентября прошлого года в школах действуют новые федеральные образовательные стандарты для таких детей. Чего достигла инклюзия в нашей области и какие возможности у особенных детей, разбирался корреспондент «АиФ Оренбург»?

Как оказаться вне социума

Закон предусматривает, что любая образовательная организация обязана создать специальные условия для получения образования каждому обучающемуся с особыми потребностями. Детей обучают с учётом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), а для инвалидов в соответствии с индивидуальной программой реабилитации (ИПРа). При определении формы и степени интеграции ребёнка в заведение, комиссия учитывает особенности его психофизического развития, индивидуальных возможностей и состояния здоровья.

 

– Развитие инклюзивного образования обеспечивает равные права, доступность и возможность выбора образовательного маршрута для любого ребёнка вне зависимости от его возможностей, – сообщили в министерстве образования Оренбургской области. – Для успешного развития инклюзивного образования необходимо создать особые условий. Одно из них – преодоление архитектурных барьеров. С 2011 года в регионе реализуется государственная программа области «Доступная среда». Участниками государственной программы с 2011 года стали 177 общеобразовательных организаций. Данная программа рассчитана до 2020 года.

К сожалению, в области подготовили именно материальную базу, с кадровой подготовкой дела обстоят похуже.

Права для всех

– По статистике министерства социального развития региона, в Оренбургской области зарегистрировано 8979 детей-инвалидов. В министерстве образования сообщают, что обучается из них 6463 ребёнка. Где ещё две тысячи человек? Они нигде не зарегистрированы. И это при инклюзии в образовании! Но я могу представить, где эти дети…, – рассказала руководитель проекта «Образование для всех» Вера Донскова. – В нашу организацию обратилась семья из Саракташского района. Их сыну давным-давно поставили диагноз «необучаемый» (сегодня такие диагнозы не ставят), парню 20 лет, и он нигде никогда не учился. Мы рассказали, какие у него есть возможности.

Как так получилось, что парень оказался вне социума? Не будем говорить о родителях, но почему о человек не вспомнили хотя бы тогда, когда отменили диагнозы «необучаемый»?

О возможностях, о которых рассказывает и предоставляет бесплатно организация «Образование для всех», в Саракташе узнали из районной газеты. Организаторы проекта сначала хотели создать правовую школу для родителей, чтобы рассказать о правах и возможностях их детей. Зачастую происходят ситуации, когда ребёнок особенный, но его не хотят принимать в школу, и тогда получается так, что комиссия направляет его на домашнее обучение, поясняют волонтёры. Это только одна из проблем. В проекте работает юрист, которые безвозмездно оказывает консультации семьям детей с ОВЗ и инвалидностью.

– Основные вопросы от родителей: как получить компенсацию за технические средства и медикаменты, а также взаимодействие с ПМПК. Мы учим, как общаться с комиссией, когда проходит освидетельствование на предоставление индивидуальной программы реабилитации. Больше поднимаются конфликтные вопросы, что делать, если не согласен с решением, как его обжаловать, – рассказывает юрист Артём Прохоров. – Нередко происходит нарушение прав инвалидов и детей с ОВЗ. В основном это проблемы в недопонимании со стороны родителей и ПМПК или ИПР. Бывает, что родители хотят, допустим, внести в индивидуальную программу технические средства реабилитации,  которые не предусмотрены законом, или наоборот, бывает, что учреждения не могут реализовать их право (например, построить пандус) из-за отсутствия денежных средств. Или же государственные учреждения не информируют полностью о правах семьи с такими детьми.

Кроме того, что родители часто не знают свои права, они имеют недостаточную информацию о своих возможностях. Команда Веры создала сборник, где перечислены все учреждения образования для особенных детей в нашем регионе. Жаль, что это раньше не сделали чиновники. Кроме того, при проекте проходят семинары и вебинары специалисты – дефектологи, логопеды, психологи, инструкторы ЛФК, юристы. Они оказали помощь уже больше 100 семей. Поучаствовать в них и формировать темы следующих бесед можно на сайте deti56.ru, где также выложен и сборник всех учебных заведений.

От формальной инклюзии

В первую очередь, конечно, качество жизни ребёнка с особенностями зависит от родителей. Родители должны принять решение, в какой форме учиться их детям. Некоторые переоценивают возможности своих детей и предпочитают специальным (коррекционным) школам инклюзивное образование. В Оренбуржье на сегодня 20 таких школ для всех категорий детей с ОВЗ. В их штате специалисты, каких нет в обычных школах. В области подготовлено всего 1856 педагогов Оренбургским педагогически колледжем им. Н.К.Калугина. Не говоря о специалистах, в школах до сих пор нет и тьюторов, которые должны помочь детям в передвижении и обучении. Хотя несомненны и плюсы инклюзии – в равных возможностях для детей.

– Я учился в обычной школе. Конечно, иногда было тяжело. Надо мной порой смеялись, когда я что-то недопонимал, но мне было плевать. Я просто учился как все, и я не жалею об этом. У меня было больше возможностей, чем у остальных ребят, и я реализовал их, – рассказал инвалид по слуху Игорь Евдокимов.   

В Оренбуржье 244 ребёнка приступили к занятиям по новым стандартам – включились в инклюзию.

– Нам необходимо пройти путь от формальной к качественной инклюзии, – говорят преподаватели психфака педуниверситета, где готовят педагогов инклюзивного образования. – Опасения вызывает отношение к закону о введении инклюзивного образования некоторых чиновников. В ряде регионов  закрыты  специальные школы под видом выполнения закона или из-за якобы аварийного состояния учреждений. Это противоречит самой логике реализации идеи инклюзии, основанной на взаимодействии специального и инклюзивного образования. Хорошо, что в нашей области это понимают.

КОМПЕТЕНТНО

Инклюзия предполагает команду

Доктор педагогических наук, руководитель магистратуры «Педагогика инклюзивного образования» ОГПУ Алла Москвина

Отдать ребёнка в специальную школу или в общеобразовательную, вольны решать родители, руководствуясь показаниями психолого-медико-педагогической комиссии. Необходимо понимать, что в специальной школе присутствуют необходимые технологии, сформирован кадровый состав. Но статистика свидетельствует, что только 10-12%  учителей, работающих в коррекционных школах, имеют дефектологическое образование, что уж говорить о массовых учебных заведениях. В условиях   инклюзивного образования особенно важным является изменение общественного сознания  учителей, родителей по отношению к детям с ОВЗ. Родители должны понимать, насколько их ребёнок психологически и физически и готов к совместному обучению  с детьми нормы. Многие уверены, что их ребёнок справится, но не всегда учитывают сложность ситуации включения ребёнка в образовательный процесс: проблема  адаптации, наличие средовых барьеров… Безусловно, у инклюзивного образования есть несомненные плюсы: ребёнок имеет равные возможности в обучении, может в большей мере реализовать свой потенциал. Однако сегодня общество  не в полной мере  готово к такому типу обучения. Прежде всего, не готовы учителя,  так как для работы с детьми с особыми образовательными потребностями необходимы  знания в области  теории и практики коррекционного обучения, специальной психологии, умения проектировать и работать на основе индивидуальных образовательных маршрутов. Многолетний опыт работы специальных педагогов и психологов нашего университета,  постоянное взаимодействие с образовательными учреждениями, проведение курсов переподготовки и повышения квалификации свидетельствует о том, что иногда в условиях массовых школ педагог, не имея элементарных дефектологических навыков, испытывает  профессиональные затруднения. Понятно, что одному учителю сложно в этой ситуации. Вообще инклюзия предполагает командную деятельность  учителей, психологов, дефектологов, родителей, социальных работников. Ведь каждый ребёнок с ОВЗ – это отдельная планета, особый мир.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

«Родители здоровых детей не готовы принять особенных»

Начальник управления образования Оренбурга Нина Гордеева

Мы подготовили все школы к возможности реализации инклюзии. Но особых изменений пока не произошло. Дети в основном продолжают учиться в коррекционных классах. Нет и таких ребят, которые находясь на домашнем обучении, ходили бы на занятия в школу чуть ли не каждый день. Дело в том, что родители детей с серьёзными заболеваниями боятся отводить детей в школу.

Нет, у нас сейчас возможности организовать в школах тьюторов. Хотя они нужны только при определённых заболеваниях, как правило, для того, чтобы помочь ребёнку в передвижении и обслуживании. Но таких детей у нас на очном обучении нет.

При внедрении инклюзивного образования, прежде всего, возникают эмоциональные трудности. Родителей детей с ОВЗ больше устраивает форма домашнего обучения. Они приводят детей в школу, когда ребёнок более или менее хорошо себя чувствует на занятия по внеклассной работе, или школьные праздники для адаптации. А родители здоровых детей не готовы принять особенных ребят.

*Тьютор (от англ. tutor – наставник) – педагог, который помогает ученику в процессе обучения: от выполнения заданий до помощи в передвижении

http://www.oren.aif.ru/society/education/bez_barerov_chto_mogut_osobennye_deti