Как общаться с детьми с расстройством аутистического спектра? Как заниматься их обучением и включением в социум? Что нужно знать родителям и педагогам? 2 апреля был День о распространении информации об аутизме, практические рекомендации дает Ольга Николаева, специалист по реабилитации людей с расстройствами аутистического спектра (РАС), магистр специальной психологии, руководитель интегративной студии «Зеленое яблоко».
 
Часто бывает так, что ребенок с аутизмом или другими ментальными нарушениями просто «выучивает», как надо вести себя в той или иной ситуации. И в дальнейшем действует однотипно не потому, что действительно хочет этого сам, а потому что исходит из понятий «правильно/неправильно» и «можно/нельзя». Как исправить ситуацию? 

Сначала разберемся, почему ее вообще необходимо исправлять. Вроде бы «заученный» порядок действий не всегда плох. Например, хорошо, что ребенок знает: сначала надо надеть ботинки, а уже потом завязать на них шнурки, а не наоборот. Плохо, когда абсолютно все его действия подчинены такой же раз и навсегда закрепленной схеме. Это не самостоятельность, а ее противоположность – полный уход от себя самого, от своей личности.

Велик риск того, что ребенок смирится с тем, что для всего в жизни есть своя схема, и будет действовать по ней, как машина, не включаясь в собственные действия эмоционально. Он как бы делегирует права на свою жизнь родителю или педагогу, а себя воспринимает просто как «орудие» в их руках. Это, в свою очередь, губит все его дальнейшее развитие, не дает общаться с другими, потому что и общение он воспринимает, как набор необходимых фраз. Если вы видите, как ваш ребенок каждый раз при встрече с кем-то говорит: «Привет! Как дела?» – но даже не дослушав ответ собеседника, может развернуться и уйти, скорее всего, у него включается такая заученная схема. Он не осознает разговор как общение, как возможность поделиться своими мыслями, спросить о том, что его действительно интересует, или рассказать о чем-то важном для себя. Для него это просто набор однотипных фраз, которые надо сказать. Никакого значения они не несут. А ведь общение – это базис для дальнейшей интеграции в общество, основной инструмент для выживания в социуме.

Как определить, есть ли у ребенка заученное поведение?

Пример про разговор выше – один из способов определения навязанных схем в поведении. А как понять, насколько ребенок способен действовать самостоятельно, если он не говорит? Предложить выбор, в котором не существует правильного ответа, и посмотреть на реакцию. У меня был мальчик, который на первом занятии на вопрос: «Каким фломастером ты хочешь рисовать?» – последовательно показывал на каждый из цветов и вопросительно смотрел: угадал он, правильно ответил? А я не подтверждала – ждала, пока сам определится. Для него было большим откровением узнать, что не существует правильного ответа на этот вопрос. Или напротив – что здесь каждый ответ правильный. Выбирать только ему. И это был уже первый маленький шажок на большом пути к осознанию собственного «я».

Как помочь начать осознавать свое «я»?

Чаще всего дети с аутизмом и другими ментальными расстройствами имеют слабое представление о собственных потребностях и интересах. Что с этим делать? Во-первых, чаще предлагать выбор из вариантов, где «правильного» не существует, как в примере с фломастерами.

Во-вторых, давать больше самостоятельности. В представлении таких детей об окружающей действительности присутствует существенное искажение: что идти можно только туда, куда тебя ведут или отправили (например, в соседний кабинет или магазин). А это значит, что у них  нет опыта самостоятельного выбора цели и пути. На одном из моих проектов мы с ребятами выходим из кабинета и учимся гулять по городу самостоятельно – не я их веду, а они меня. Иногда у нас есть цель, о которой мы заранее договариваемся: например, кто-то хочет пойти в океанариум, или кафе, или на вокзал (да-да, вы можете удивиться, узнав, куда ваш ребенок давно мечтал пойти, но даже не пытался об этом сообщить, потому что не верил, что это вообще возможно). А иногда мы просто гуляем: идем куда глаза глядят.

На самом деле это не так просто и может не получиться с первого раза – когда у ребенка ломается стереотип, что он ведомый, и он получает свободу, то может неожиданно побежать. Или просто пойти слишком быстро, потому что пока еще не умеет подстраиваться под того, кто идет рядом, но при этом не ведет его за руку. Поэтому тренироваться лучше на каких-то огороженных территориях, желательно больших – детская площадка не подойдет: там особенно не разгуляешься, и стимул идти самостоятельно пропадет. Можно выбрать парк с оградой. Мы с ребятами тренировались на территории санатория – она достаточно большая и при этом безопасная. После все они признавались, что было увлекательно, но в первый раз даже немного страшно сделать этот выбор – по какой тропинке пойти, направо или налево, когда нет подсказки? Именно такие ситуации и учат их принимать собственные решения.

В-третьих, нужно учиться общаться: ежедневно подтверждать, что разговор – это не просто обмен фразами, а инструмент для того, чтобы менять жизнь в лучшую сторону. Даже если ребенок не говорит, наладить с ним коммуникацию можно.

Я для этого использую гаджеты: задаю вопрос устно, а ребенок отвечает письменно. Зачастую детям с аутизмом для этого требуется фасилитатор: без поддержки они писать не в состоянии. Во всяком случае, сразу. Со многими в итоге получается постепенно снять поддержку, и ребята начинают печатать самостоятельно. При этом родители большинства из них изначально даже не подозревали, что их дети умеют читать и вообще когда-нибудь смогут печатать на компьютере. Поэтому, даже если вам кажется, что это невозможно, не отказывайтесь проверить – при аутизме интеллект часто сохранен. Более того, иногда я вижу, что мои ребята знают какие-то вопросы гораздо глубже, чем я, и уж точно больше, чем мои собственные дети без нарушений развития одинакового с ними возраста.

Эффективнее всего не просто переписываться о погоде и о том, что ребенок хочет съесть на обед (хотя это тоже очень важно!). Более глубокое понимание коммуникации происходит тогда, когда в разговоре участвует кто-то еще, кроме педагога, лучше всего – сверстники, с которыми могут найтись общие интересы: с ними можно обсудить одинаково волнующие в их возрасте темы. Например, у каждого из моих ребят есть аккаунт в социальных сетях, и мы создаем общие беседы – это могут быть небольшие группы по 3–4 человека или много участников сразу. Такие разговоры очень важны: они формируют у ребенка осознание того, что у других людей тоже есть свои желания, интересы и увлечения. Ведь чаще всего общение ребенка с РАС организовано как бы ради него самого, в результате у него формируется неверное представление, что задача родителя или педагога – дать ему очередную инструкцию по поведению в той или иной ситуации, а другие ребята – такие же «исполнители» для взрослых. Важно дать ребенку увидеть, что мир устроен иначе и каждый человек может принимать решения самостоятельно, исходя из собственных интересов. Так, мы с ребятами обсуждаем увлечения каждого из них. В процессе становится ясно, что каждому интересно что-то свое: кому-то парусники, другому членистоногие, а кто-то пишет стихи. Для многих это становится запускающим механизмом, чтобы свои интересы выработать, ощутить их, ведь бывает и так, что ребенок вообще ничем не интересуется.

Следующий этап – понять, что эти увлечения – только начало на пути осознания собственной уникальности, «отдельности» от родителя или педагога. Понимание своих интересов формирует сильный мотив к самостоятельной деятельности и творчеству, ведь это основано на собственном внутреннем желании, а не на инструкции взрослого. Они могут сами найти новую информацию по интересующей их теме, потом подобрать к ней картинку и опубликовать результат в интернете. Могут нарисовать картину, создать любой арт-объект, который станет отражением их мыслей и чувств, сфотографировать его и вывесить фото на своей странице в Сети.

Еще один способ развития личностных представлений – это совместное творчество. Мы с ребятами создаем отдельные беседы и все вместе пишем истории или сказки: придумываем свой мир, где живут те персонажи, которых выбрали для себя сами дети. Правило здесь одно: нет никаких правил. Каждый волен быть в этом волшебном мире тем, кем ему хочется. Такой опыт дает ребятам шанс лучше понять самих себя, примерить на себя разные образы и выбрать тот, который больше всего им подходит, побыть такими, какими они чувствуют себя внутри: сильными, смелыми, изобретательными, инициативными. Такая возможность быть кем угодно, пусть даже и в воображаемом мире, очень воодушевляет детей, вызывает у них неподдельные эмоции, они гораздо больше включаются в процесс, чем во многих жизненных ситуациях, в которых много рамок и ограничений. Постепенно, получая такой опыт в интерактиве, они учатся переносить его и в реальную жизнь, отказываться от стереотипного поведения, становятся все больше теми, кто они есть на самом деле.

Источник