Осенью 2010 года в подмосковном Орехово-Зуеве пятилетняя Лиза Фомкина со своей тетей заблудились в лесу и погибли на девятый день после пропажи. Власти не успели, добровольцы не умели — именно после этого и возникла сеть волонтерских поисковых отрядов «ЛизаАлерт».

Мне всегда было интересно, как это работает, когда люди берут и делают, несмотря ни на что — несмотря на отсутствие эффективных государственных институтов, на темное время суток, на плохую погоду, на болотистые леса Ленинградской области. Именно там я и оказался позже.

Но сначала я прошел обычный путь волонтера «ЛизаАлерт» — вводная лекция, обучение, общие оповещения через телеграм-каналы, поиски. Присоединяться получалось не всегда — вечером, на выходных, при случае.

Спустя 10 лет в «ЛизаАлерт» уже более 25 тысяч добровольцев в 59 регионах России. Во время одной из поисковых операций, когда мы искали парня, ушедшего из дома год назад, меня впечатлило, как координаторы отряда руководили направленными туда сотрудниками МВД, МЧС, Следственного комитета. Кто-то из этих людей «на службе» оказался здесь в виде наказания, а ребята из «ЛизаАлерт» делают это добровольно.

Это довольно экстремально и зачастую беспощадно по отношению к самим себе, но для отрядов это — дело чести. Для многих — образ жизни, выход из рутины, смысл в повседневности. Для каждого — желание услышать «Найден, жив!» — слова, которыми в отряде «ЛизаАлерт» принято обозначать удачное завершение поиска человека.

Источник