Не так давно был принят закон, ужесточающий ответственность за дискриминацию людей с инвалидностью. Помогут ли такие меры изменить отношение общества и как в целом обстоят дела с правами инвалидов в нашей стране, в интервью РИА Новости рассказал Михаил Терентьев, председатель Всероссийского общества инвалидов, депутат Государственной Думы ФС РФ.
– Почему тема инвалидности и государственной поддержки людей с инвалидностью до сих пор остается маргинальной для большей части людей?
– Сегодня, к счастью, ситуация складывается кардинально по-другому. Мы видим, что с каждым годом все активнее общество встает на защиту прав инвалидов, мнением большинства отстаивая нарушенные права. А надзорные органы и прокуратура более чем оперативно реагируют на факты дискриминации инвалидов.
Кроме того, не надо забывать и про государственную роль в этом вопросе. Взять, например, государственную программу «Доступная среда» с действительно претенциозными целевыми показателями и четким планом работы по улучшению качества среды для людей и инвалидностью.
Могу сказать, что ситуация начала меняться последние 10 лет, тема социализации и адаптации людей с инвалидностью уже нельзя назвать маргинальной. Сегодня это широчайшее поле для доработок и усовершенствования условий для данной группы населения.
– Каждый гонит от себя мысль о том, что он или кто-то из близких может стать инвалидом. Что, по-вашему, нужно в первую очередь делать, если случилось такое несчастье?
– Согласен, что несчастный случай может произойти с любым человеком. Когда я занимался прыжками на лыжах с трамплина в 15 лет, вовсе не задумывался, что есть люди, передвигающиеся только на коляске. Да, изредка видели ветеранов Великой Отечественной войны на таких маленьких платформах, с помощью которых они передвигались, отталкиваясь от земли руками. В многоквартирном доме в моем детстве жила семья, в которой родители были глухие. Но все равно эти люди, хоть и соседи, казались тогда людьми из другого измерения.
Моя жизнь шла своим чередом – ежедневные тренировки, поступление в железнодорожный техникум. Честно скажу: никогда не думал, что в один миг все изменится, и квартира на четвертом этаже станет на пять лет местом моей «самоизоляции». Травма позвоночника все перевернула в моей жизни. Конечно, осознание, что это надолго, пришло не сразу. Уверенность в своих силах и в будущем помогли обрести спорт, друзья и близкие, общение с такими же людьми на колясках. Особенно мне помог спорт. Наша команда много путешествовала, мы участвовали в соревнованиях, проводили соревнования в Москве.
Вообще, самое главное, конечно, для каждого человека – в любых тяжелых испытаниях чувствовать поддержку родных и друзей. После того, как врачи сделают все, что смогут, дадут вам шанс, нужно научиться жить с теми обстоятельствами, которые ворвались в ваш мир и стали ее частью. Кроме того, помогут в социальной интеграции, подскажут и покажут человеку возможности в новых жизненных условиях многие общественные организации. Нужно найти единомышленников, и жизнь снова будет наполнена новыми эмоциями.
– Трудоустройство инвалида – тема, пожалуй, самая щепетильная. Как быть особенно молодым и целеустремленным ребятам и девушкам, которые отлично окончили вуз, но из-за инвалидности не могут найти работу?
– Трудоустройство – это самая сложная тема не только для инвалидов, но и для людей без инвалидности. Найти то, что тебе будет по душе, нелегко.
А для человека с инвалидностью крайне важна в первую очередь правильно выбранная профессия. И еще – везение: чтобы рядом оказался человек, который поможет без сантиментов и иллюзий раскрыть альтернативы, возможности и даже карьерный рост, правдиво и с любовью.
Удивительно, как жизненные барьеры дают мощнейший дополнительный импульс для самореализации человека в самых неожиданных сферах. Посмотрите исторические примеры: Людвиг ван Бетховен, летчик Алексей Маресьев, Франклин Делано Рузвельт, лауреат Нобелевской премии Стивен Вильям Хокинг.
Все эти люди смогли победить стереотип, который, увы, до сих пор крепко живет в массовом сознании и сдерживает человека от активных действий. Но пример того же Хокинга доказывает, что только сам человек делает свой выбор, свою жизнь и счастье.
Да, безусловно, в тяжелой ситуации серьезную помощь должно оказывать в первую очередь государство, но здесь существует очень тонкая грань, за которой начинается иждивенческая позиция самого человека. Роль государства в данном вопросе заключается в защите прав людей, в ограничении свободы того, кто нарушает права и свободу другого.
Кроме того, хочу сказать, что бывает крайне тяжело доказать факт дискриминации по признаку инвалидности. Недавно мы приняли закон, ужесточающий административное наказание за нарушение прав людей. Речь идет о штрафах за отказ социально уязвимым слоям населения в предоставлении товаров, выполнении работ, оказании услуг, либо доступе к товарам по причинам, связанным с состоянием здоровья, ограничением жизнедеятельности или возрастом. За нарушение соответствующих правил, прописанных в ст. 14.8 КоАП, должностные лица будут платить штраф в размере от 30 до 50 тысяч рублей, юрлица – от 300 до 500 тысяч рублей.
Жаль, что приходится вводить такие санкции. Теперь важно понять, насколько это повлияет на общество и его способность уважительно относиться и учитывать особенности людей с инвалидностью.
– Вы упомянули в начале разговора о госпрограмме «Доступная среда». В ней есть масса пунктов по повышению качества доступной среды для людей инвалидностью. Но эту сферу, кажется, можно «оттачивать» и улучшать долгие годы. Какие шаги нужно предусмотреть для облегчения жизни людей с инвалидностью?
 До сих пор остается актуальным вопрос о физической доступности жилья, который никак не удается сдвинуть с мертвой точки. У человека с инвалидностью должна быть возможность самостоятельно выходить из дома. Это аксиома, которая не должна переживать никаких сослагательных отклонений.
По моему мнению, государство обязано помогать переселению из квартир, которые невозможно приспособить под нужды человека на коляске. Необходимо в комплексной реабилитации учитывать не только сохранение здоровья человека, но и изменения окружающей среды вокруг него. При этом при реализации различных программ в строительстве необходимо при проектировании зданий и территориальном планировании усилить контроль за созданием удобной для всех маломобильных категорий населения инклюзивной среды, а не только для инвалидов.
В государственной политике должен быть четкий принцип: помогать больше тем, кто имеет серьезные ограничения жизнедеятельности. И мы уже идем по этому пути, в последнее время были приняты законы, направленные на повышение доступности среды – и в Воздушном кодексе, и в ФЗ «О безопасности зданий и сооружений». Кроме того, в России была ратифицирована Конвенция ООН о правах инвалидов. Но для персонального подхода нужно создать действительно серьезно проработанную систему с массой нюансов. Минтруд должен выработать более дифференцированные критерии, и при определении статуса «инвалид» нужно предусмотреть разницу внутри категории инвалидов 1-й группы (со спинальной, шейной травмой и т.д.). Только тогда, наверное, в России появится институт персональных помощников для людей с тяжелой или сочетанной инвалидностью.
– Как считаете, школы с инклюзивным уклоном, которые сегодня вызывают массу споров и нареканий со стороны и здоровых детей, и их родителей, станут при должной доработке процессов внутри образовательных учреждений действительно гармоничным храмом науки для детей? Или это все же вопрос готовности общества принимать людей с физическими особенностями и психологическими отклонениями совершенно спокойно?
– Инклюзивный образование – нужная и важная и для детей с ограниченными возможностями здоровья, и для детей без инвалидности форма обучения. Первым она помогает социализироваться и идти в ногу со временем, получая полноценные знания, а для вторых это своего рода обучение умению сочувствовать.
В наши дни, кстати, умение сопереживать – редкое явление, а у детей, во все времена, в силу природы и психологии это чувство развито слабо. И вот эта самая инклюзия способствует развитию и распространению гуманности.
Но сама форма инклюзивного обучения очень деликатная, требует определенных усилий по организации обучения, с учетом многих деталей, включая и атмосферу в классе, и готовность того или иного педагога быстро находить индивидуальный подход к каждому ученику. Безусловно, нельзя оставлять без внимания вопрос регулярной повседневной работы тьюторов в общеобразовательных учреждениях. Помимо этого, мне кажется, было бы хорошо перед тем, как отдавать особенного ребенка в обычную школу с инклюзивный программой, проходить дополнительные подготовительные курсы, которые могли бы организовать те же НКО.
При этом наша образовательная система должна быть готова дать знания любому человеку. И в конечном итоге инклюзивное образование отплатит нам в будущем высококлассными специалистами, которые при решении той или иной задачи помимо использования трендов и современных технологий будут учитывать и потребности социально незащищенных групп населения, о которых будут знать не понаслышке.