Начинающийся учебный год отмечен новым явлением: страна переживает бум онлайн-школ. Появившись пару лет назад, они быстро завоевывают рынок. Что же, 1 сентября — праздник уже не для всех?

Ученики онлайн

Александр Трушин

Школа меняется так стремительно, что многие классические школьные реалии на глазах становятся даже не историей, а археологией. Где перьевые ручки с чернилами и кляксы в тетрадях, за которые снижали оценки? Где школьные доски с мелом и тряпкой, которую посылали промывать самого непоседливого ученика? На наших глазах исчезают школьные дневники — они уже в виртуале, ими уже не шлепнешь по плечу девочку на соседней парте. Страна переходит на электронные учебники. Директора школы, который встречал учеников по утрам и знал каждого по имени, сменил управленец, у которого под началом несколько школ и несколько тысяч учеников…

Но сейчас, кажется, идет наступление на самое святое — на 1 сентября. Ученикам онлайн-школ, которые с каждым годом становятся все популярнее, оно просто не нужно. Во-первых, некому нести осенние астры — заниматься можно дома или на даче, а может, и вообще на море или в парке. Или в санатории, если нездоровье застигло врасплох. А во-вторых, начинать учиться можно не в День знаний по общероссийскому звонку, а когда удобно.

В прошлом учебном году, по данным сайта «Российское образование», в онлайн-школах с 1-го по 11-й класс обучались уже около 100 тысяч детей.

В переводе на житейские реалии — это сотня полноценных школ с 3–4 классами в параллели. При этом 100 тысяч — цифра совсем не полная хотя бы потому, что никакой общероссийской статистики по онлайн-школам просто нет. Цифра возникла в результате простого опроса 15 наиболее крупных и известных онлайн-школ. Но есть ведь и школы поменьше, и в опросе участвовали далеко не все. Расположены эти школы не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, Казани, Новосибирске… да где угодно, это значения не имеет. Главное, что учиться в них может любой ребенок, где бы ни жила его семья. В онлайн-школах говорят, что число их учеников увеличивается в последние два года в полтора-два раза каждый учебный год. В цифровой школе «БИТ» (расшифровывается как «Безопасная интернет-территория») подчеркивают, что заметно увеличилось число детей начальных классов, которых родители переводят на онлайн-обучение. И это при том, что начальная школа в России традиционно считается хорошей.

Что такое онлайн-школа? Если сложить вместе давно знакомый всем экстернат (его упразднил закон «Об образовании» 2013 года, заменив на домашнее обучение с 1-го по 9-й класс и самостоятельное обучение в 10–11-х классах) с разрешенным тем же законом дистанционным образованием, с неподдающимся никаким запретам репетиторством, добавить частные школы и электронные образовательные платформы — это и будет онлайн-школа. Да, она платная, но по сравнению с поборами в «бесплатных» государственных школах деньги получаются совсем не большие. Стоимость обучения — от 4 до 8 тысяч рублей в месяц, в зависимости от выбранной программы. С традиционной школой общего осталось немного: образовательные стандарты (ФГОС) и необходимость сдавать ОГЭ после 9-го класса и ЕГЭ после 11-го.

Цифра знаний

Онлайн-школы появились потому, что возник спрос на образование, альтернативное государственной школе. И в первую очередь у тех семей, чьим детям по разным причинам общепринятая классно-урочная система не подходит

Читать далее

Наталья Тарасова, руководитель научно-исследовательского центра социализации и персонализации образования детей ФИРО РАНХиГС, говорит: «Российская школа переходит к цифровому обучению. Онлайн-школы — один из вариантов вхождения в этот процесс. Они действительно создают более комфортные условия обучения, позволяющие изучать учебный материал в удобном для ребенка и его семьи режиме. Но онлайн-обучение требует высокой самодисциплины, мотивации от ученика, высоких навыков работы с программами и интернетом, финансовых ресурсов. Большие риски для ученика и его семьи в онлайн-обучении могут быть на этапе начального общего образования, когда формируются у ребенка учебные навыки. Не будет возможности формировать коммуникативные навыки, так необходимые сегодня. В онлайн-обучении нет живого взаимодействия учителя и ученика. Сохраняются эти риски и в онлайн-обучении старшеклассников. Это негосударственные структуры, частные интернет-ресурсы, и невозможно сказать, насколько данный формат обучения будет гарантировать ученикам и их семьям освоение учебных программ, готовность к выполнению Всероссийских проверочных работ (ВПР), сдачу ОГЭ и ЕГЭ. Может получиться так, что ученик в 5–8-х классах будет учиться по программе онлайн-школы, которая не соответствует программам государственной школы. Наверстывать упущенное потом будет очень сложно».

Замечания серьезные. Но утверждать, что все массовые школы успешно готовят детей к экзаменам, тоже было бы преувеличением. Вот родителям и приходится обращаться к репетиторам, чтобы эти пробелы ликвидировать. И последние, кстати, нередко сами рекомендуют ученикам заходить на сайты онлайн-школ (даже дают детям логины и пароли). И тем, кто стремится узнать больше, чем предусмотрено учебной программой. И тем, кто по разным причинам пропустил уроки и восполняет пробелы в знаниях.

В принципе, онлайн-школы под эту репетиторскую функцию изначально и были заточены. Не случайно главный «манок» на их сайтах — информация о том, сколько «клиентов» в этом году или раньше успешно (на 80–100 балов) сдавали ЕГЭ. Но надо понимать: это тот случай, когда приходится верить на слово. Потому как некоторые школы действительно развивают детей и помогают родителям, а какие-то просто извлекают прибыль из интернет-ресурсов.

В основном все онлайн-школы работают примерно одинаково. Директор цифровой онлайн-школы «БИТ» (школа работает в рамках проекта «Мобильное электронное образование», которым руководит член-корреспондент РАО Александр Кондаков) Юлия Тихомирова утверждает, что школа разрабатывает собственные образовательные интернет-ресурсы (это принципиально!), к созданию которых привлекает методистов, художников, интернет-проектировщиков. Что важно — контент постоянно обновляется, в отличие от бумажных или электронных учебников, включенных в федеральный список учебников Минпроса. И еще — большинство онлайн-школ получают лицензии на образовательную деятельность, а их учебные программы — аккредитацию. То есть о педагогической самодеятельности и изучении курса литературы по «Гарри Поттеру», чем грешили частные школы на рубеже нулевых годов, речь не идет.

Многие онлайн-школы подчеркивают, что предлагают ученикам различные модификации программ: и полный курс обучения с 1-го по 11-й класс, и программы репетиторства, и курсы подготовки к ОГЭ, ЕГЭ, олимпиадам. Есть программы для детей с ОВЗ (ограниченные возможности здоровья), для школьников, живущих за границей, и т.д. и т.п. Занятия могут проходить и в группах (что-то вроде онлайн-конференций, при этом где находится ученик, значения не имеет), и в личном кабинете ребенка. Постоянный контакт по электронной почте, в том числе и с родителями, возможность сколько угодно раз просматривать и прослушивать пройденный урок — все это очевидные плюсы онлайн-школы («Надо было на уроке слушать!» — сказала учительница одной знакомой девочке, когда та после урока подошла что-то уточнить. Результатом стала стойкая ненависть ребенка к геометрии и хилая тройка по предмету. Может, в таких случаях онлайн-школа как минимум не хуже?).

По сути, в стране формируется новая школьная отрасль, в которой есть и свои «законодатели мод», и свои лидеры. Например, среди онлайн-платформ (не путать с онлайн-школами) очевидный фаворит в конкурентной борьбе — Учи.ру, которая предлагает (точнее, продает) сценарии уроков и цифровые домашние задания Московской электронной школы (МЭШ) — детища Московского департамента образования. На эту платформу учителя (не только московские, но и из других регионов) сами направляют учеников, если тем требуются дополнительные задания. Годовой абонемент — 1650 рублей.

На запрос «Огонька» Учи.ру сообщила, что «сегодня более 3,2 млн школьников и более 200 тысяч учителей занимаются на Учи.ру. Платформа применяется в образовательном процессе в 28 тысячах российских школ во всех без исключения регионах страны, это более 50 процентов школ России. В Москве более 70 процентов школьников начальных классов занимаются на Учи.ру. В некоторых регионах популярность Учи.ру также очень высока, и каждый второй учащийся начальных классов занимается на Учи.ру».

Этот ресурс презентует себя как лидера школьного цифрового образования России и эксперта федерального масштаба в области цифровизации школьного образования. Что к этому можно добавить? Разве что финансовую составляющую: если 1650 (стоимость годового абонемента) умножить на 3,2 млн (заявленное самой платформой число зарегистрированных пользователей), то получится сумма, которую учредители и владельцы Учи.ру могут извлечь из Федеральных проектов «Современная школа», «Успех каждого ребенка», «Цифровая образовательная среда» и «Учитель будущего». И сомнений не останется: новая отрасль — доходна.

Можно ли считать онлайн-школы альтернативой массовому «традиционному» образованию? Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ, считает, что да: «У нас 20 лет говорят о вариативности, об индивидуализации образования. Но в реальности, в условиях классно-урочной системы этого не происходит. Онлайн-школы создают совершенно другие условия общения детей и учителей. И мне кажется, именно в персонализации, в создании индивидуальных траекторий обучения и заключается главное преимущество онлайн-школ».

Среди очевидных плюсов эксперт выделяет еще и такие позиции: онлайн-школы оперативнее, чем обычная школа, реагируют на образовательные запросы семей; дают возможность родителям стать активными участниками процесса учебы, что для нынешнего поколения «встревоженных» пап и мам особенно важно.

Среди минусов — плоды электронного просвещения еще не изучены психологами. Нет еще ни одного выпускника цифровой школы, который своим примером бы подтвердил, что эта система хорошо работает.

Важный вопрос мотивации: если для взрослых дистанционное образование в порядке вещей, то как заставить ребенка часами учиться, не отвлекаясь? Одно дело занятие в классе — где и по сторонам можно поглазеть, и с соседом пообщаться, и на голос учителя откликнуться. Образование онлайн требует абсолютной включенности и погруженности, для ребенка, подчас невозможной, так что соблазн уйти в Сеть на посторонние ресурсы может стать у маленького человека непреодолимым. Правда, Ирина Абанкина как раз по этому поводу говорит: «Самое главное в том, что дети в онлайн-школе понимают, что учатся не для школы и даже не для родителей, а для себя».

Понимают ли?

Журнал Огонёк